Лучший анализ - Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1
Мало знать себе цену - надо еще пользоваться спросом. Законы Мерфи (еще...)

Лучший анализ

Cтраница 1


Лучшие анализы показывают, что, невидимому, всегда в переменных количествах, присутствует Na. Соответственные вариации показаны на фиг.  [1]

Для лучшего анализа уровня и динамики цен более всего подходят цены фактических сделок и договоров обычной коммерческой практики. Однако эти цены регулярно не публикуются. Отдельные сведения о них, появляющиеся в печати, носят отрывочный характер и не дают возможности составить динамические ряды. Кроме того, не все фактические сделки являются типичными и представительными по уровню цен. Поэтому при использовании фактических цен для экономического анализа необходимо знать условия сделок и обстановку, в которой они происходили.  [2]

Для лучшего анализа решения поблем реализации широко используются кривые спроса и предложения. Их пересечение характеризует состояние равновесия, тот уровень цены, при котором достигается соответствие спроса и предложения.  [3]

Однако, лучшие анализы всегда указывают на присутствие здесь некоторых переменных количеств Na. Вариации составов ломонтитов могут быть иллюстрированы фиг.  [4]

Не поможет даже лучший анализ, если инвестор не верит в него и не обладает дисциплиной, чтобы дождаться идеальной точки входа. С другой стороны, иногда точка разворота пропускается потому, что движение рыночной цены не достигает ожидаемой точки пересечения. Вероятно, для новичков в анализе по Фибоначчи лучше дожидаться возможностей, при которых несколько инструментов Фибоначчи дают многократное подтверждение одной и той же точки разворота.  [5]

Недостаточность рикардовского анализа величины стоимости - а это лучший анализ ее - будет показана в третьей и четвертой книгах этой работы. Что касается стоимости вообще, то классическая политическая экономия нигде прямо не проводит вполне отчетливого и сознательного различия между трудом, как он выражается в стоимости, и тем же самым трудом, поскольку он выражается в потребительной стоимости продукта. Фактически она, конечно, проводит это различие, так как в первом случае рассматривает труд с количественной, во втором - с качественной его стороны. Но ей и в голову не приходит, что чисто количественное различие видов труда предполагает их качественное единство или равенство, следовательно их сведение к абстрактно человеческому труду. Только это применение создает все предметы, которые мы называем богатством... Ясно также, что все эти предметы представляют только труд, создавший их, и если они имеют стоимость или даже две различные стоимости, то она проистекает только от стоимости труда, которым они порождаются ( Ricardo. Мы отметим лишь, что Рикардо приписывает Дестюту свое собственное более глубокое понимание вопроса. Правда, Дестют, с одной стороны, говорит, что все вещи, составляющие наше богатство, представляют труд, который создал их, но, с другой стороны, он утверждает, что две различные стоимости их ( потребительная и меновая) заимствуются от стоимости труда. Он тем самым повторяет плоскости вульгарной политической экономии, которая предполагает стоимость одного товара ( в данном случае труда) для того, чтобы затем при ее помощи определить стоимость других товаров. В конце концов он с изумлением замечает, что Дестют, хотя и признает вместе с ним труд источником стоимости, тем не менее в своем определении понятия стоимости оказывается в то же время согласным с Сэем.  [6]

Недостаточность рикардовского анализа величины стоимости - а это лучший анализ ее - будет показана в третьей и четвертой книгах этой работы. Что касается стоимости вообще, то классическая политическая экономия нигде прямо не проводит вполне отчетливого и сознательного различия между трудом, как он выражается в стоимости, и тем же самым трудом, поскольку он выражается в потребительной стоимости продукта. Фактически она, конечно, проводит это различие, так кан в первом случае рассматривает труд с количественной, во втором - с качественной его стороны. Но ей и в голову не приходит, что чисто количественное различие видов труда предполагает пх качественное единство или равенство, следовательно их сведение к абстрактно человеческому труду. Только это применение создает все предметы, которые мы навиваем богатством... Ясно также, что все эти предметы представляют только труд, создавший их, и если онн имеют стоимость или даже две различные стоимости, то она проистекает только от стоимости труда, которым они порождаются ( Ricardo. Мы отметим лишь, что Рикардо приписывает Дестюту свое собственное более глубокое понимание вопроса. Правда, Дестют, с одной стороны, говорит, что все вещи, составляющие наше богатство, представляют труд, который создал их, но, с другой стороны, он утверждает, что две различные стоимости их ( потребительная п меновая) заимствуются от стоимости труда. Он тем самым повторяет плоскости вульгарной политической экономии, которая предполагает стоимость одного товара ( в данном случае труда) для того, чтобы затем при ее помощи определить стоимость другпх товаров. В конце концов он с изумлением замечает, что Дестют, хотя и признает вместе с ним труд источником стоимости, тем не менее в своем определении поштпщ стоимости оказывается в то же время согласным с Сэем.  [7]

Недостаточность рикарловского анализа величины стоимости - а это лучший анализ ее - будет показана в третьей и четвертой книгах этой работы. Что касается стоимости вообще, то классическая политическая экономия нигде прямо не проводит вполне отчетливого и сознательного различия между трудом, как он выражается в стоимости, и тем же самым трудом, поскольку он выражается в потребительной стоимости продукта. Фактически она, конечно, проводит это различие, так как в первом случае рассматривает труд с количественной, во втором - с качественной его стороны. Но ей и в голову не приходит, что чисто количественное различие видов труда предполагает их качественное единство или равенство, следовательно их сведение к абстрактно человеческому труду. Только это применение создает все предметы, которые мы называем богатством... Ясно также, что все эти предметы представляют только труд, создавший их, и если они имеют стоимость или даже две различные стоимости, то она проистекает только от стоимости труда, которым они порождаются ( Ricardo. Мы отметим лишь, что Рикардо приписывает Дестюту свое собственное более глубокое понимание вопроса. Правда, Дестют, с одной стороны, говорит, что все вещи, составляющие наше богатство, представляют труд, который создал их, но, с другой стороны, он утверждает, что две различные стоимости их ( потребительная и меновая) заимствуются от стоимости труда. Он тем самым повторяет плоскости вульгарной политической экономии, которая предполагает стоимость одного товара ( в данном случае труда) для того, чтобы затем при ее помощи определить стоимость других товаров. В конце концов он с изумлением замечает, что Дестют, хотя и признает вместе с ним труд источником стоимости, тем не менее в своем определении понятия стоимости оказывается в то же время согласным с Сэем.  [8]

Не предлагая новой формулы, заметим, что все лучшие анализы и средний вывод из них показывает, что в канкри-ните заключается такое количество оснований ( А1, Са, Na и Н) - и кислот ( С и Si), что количество кислорода в тех и других равное.  [9]

Формула филлипсита пишется в виде ( Са, K2) Al2Si4012 4 5Н2О, но лучшие анализы показывают значительные колебания в отношении Al: Si, так же, как и в отношении Са: К. Колебания эти показаны на диаграмме ( фиг.  [10]

Формула жисмондина пишется обычно в виде: CaALSi. Лучшие анализы, однако, показывают, что в нем всегда присутствует К в переменных и иногда значительных количествах. Кроме того, возможны и замещения СаА1 на KSi по тому же способу, как у полевых шпатов, так что жисмондин можно рассматривать как изоморфную серию с формулами, приводимыми ниже.  [11]

Вероятно, наблюдаемая в наших экспериментах более выраженная реакция со стороны правого полушария обусловлена характером адаптации к климатогеографическим условиям, в которых в меньшей степени проявлялись механизмы адаптации, свойственные только человеку, и преобладали механизмы, присущие всем высшим животным. Именно правое полушарие является доминантным в отношении переработки зкстероцептивных ( слуховых, вестибулярных, зрительных и других) сигналов. Можно думать, что в правом полушарии в большей мере представлены ре-гуляторные механизмы вегетативных функций. Не противоречат этим данным и изменения образно-пространственной памяти. Большое доминирование правого полушария способствует проявлению полушар-ного преимущества для обеспечения более быстрого и лучшего анализа и обработки поступающей информации о пространственных сигналах.  [12]

То, что можно ныне считать надежным в логических схемах, основано на анализе мыслительной деятельности, при котором его, так сказать, разлагают на атомы. В традиционной логике исходили из простых примеров повседневного мышления и под известным влиянием определенного языка строили определенные схемы; в последнее время больше ориентируются на язык, развившийся из математического мышления. Разумеется анализируется не реальное, а идеализированное мышление, однако в этом нет ничего из ряда вон выходящего; мы всегда рассматриваем в математике идеализированные модели реальной действительности. Если же мы желаем применить результаты наших исследований - а применение и является предметом обсуждения на занятиях, - то возникает вопрос, применимо ли то, что изучено при анализе идеализированного мыслительного процесса, к использованию и для улучшения реальных мыслительных процессов. Насколько далеко простирается действенность идеализированного мыслительного процесса, нужно всегда проверять мысленным экспериментом. Ясно, что самый лучший анализ и синтез идеализированного мыслительного процесса не помогают, если этот процесс не укладывается в рамки реальности.  [13]



Страницы:      1