Центральный комитет - бунд - Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1
Если у тебя прекрасная жена, офигительная любовница, крутая тачка, нет проблем с властями и налоговыми службами, а когда ты выходишь на улицу всегда светит солнце и прохожие тебе улыбаются - скажи НЕТ наркотикам. Законы Мерфи (еще...)

Центральный комитет - бунд

Cтраница 1


Центральный комитет Бунда пользуется правом назначения и исключения отдельных лиц из состава комитетов.  [1]

Центральный комитет Бунда имеет право во всякое время требовать от комитетов отчета о всех сторонах их деятельности.  [2]

Центральный Комитет Бунда, о котором здесь идет речь, имел на съезде не двух, а трех делегатов с тремя мандатами, которые и присутствовали на заседаниях с начала работы съезда: М. И. Либер, Юдин ( И. Л. Айзенштадт) выступали на нервом заседании съезда и Лбрамсои ( К. Портной) - на третьем заседании ( см. стр. Заграничный же комитет Бунда имел на съезде двух делегатов с двумя мандатами: Гольдблата ( В. Д. Модема) и Гофмана ( В. Коссовского), один из которых ( Гольдблат) прибыл только к десятому заседанию ( см. стр.  [3]

Центральный комитет Бунда, высший исполнительный орган Бунда, избирается съездом в количестве 3 человек, пользуется правом кооптации.  [4]

Центральный комитет Бунда имеет право приостанавливать действия комитетов, противоречащие постановлениям съездов партии и Бунда и принципам социал-демократической программы.  [5]

Центральному комитету Бунда принадлежит право контроля над всеми изданиями Бунда.  [6]

Примечание: Центральный комитет Бунда обязан созвать съезд по требованию 2 / з всех комитетов.  [7]

В заявлении бундовца Ионова ( Ф. М. Койгена) говорилось, что он, не имея полномочий от ЦК Бунда, не может явиться на совещание и что при первой возможности он перешлет полученное им приглашение на совещание Центральному Комитету Бунда.  [8]

Местные комитеты у нас не везде одинаковы. В некоторых городах назначается Центральным комитетом Бунда. В других выбирается агитаторскими собраниями, назначается ЦК и самопополняется, выбирают часть комитета, которая остальных кооптирует.  [9]

Мы только что получили № 106 Последних Известий Бунда 63 ( от 3 февраля ( 21 января)), содержащий сообщение о чрезвычайно важном, решительном и до последней степени печальном шаге Бунда. Оказывается, что в России вышло заявление Центрального комитета Бунда по поводу извещения Организационного комитета. Вернее, впрочем, было бы сказать: заявление по поводу примечания в извещении ОК, ибо главным образом по поводу одного этого примечания и рассуждает Бунд в своем заявлении.  [10]

По сообщению Григория, Эзра писал ему, что м е н ъ-ги о и брат отрицает Existenzrecht пленарного ЦК. Вот это сообщение, всецело подтвержденное Григорием, и ясно не опровергнутое Эзрой, составляет незаконность поступка ме-ков и незаконность обсуждения такого вопроса центральным комитетом Бунда.  [11]

Отмена этого решения есть крупный шаг к дальнейшему обособлению, есть прямой вызои товарищам с юга, которые работали и хотели работать среди еврейского пролетариата, оставаясь в неразрывной связи со всем местным пролетариатом. Кто сказал А, должен сказать и Б - кто встал на точку зрения национализма, тот, естественно, доходит до желания окружить китайской стеной свою национальность, свое национальное рабочее движение, того не смущает даже и то, что стены придется строить отдельные в каждом городе, местечке, селе, того не смущает даже:, что своей тактикой разъединения и раздробления он превращает в ничто великий завет сближения и единения пролетариев всех наций, всех рас, всех языков. Какой фальшью отдают эти слова о совместной борьбе, когда нам тут же преподносят устав, не только отдаляющий совместных борцов друг от друга, но и закрепляющий это отдаление и отчуждение организационным путем. Как хочется дать бундовским националистам совет: поучитесь у тех одесских рабочих, которые шли на общую стачку, на общие собрания, на общие демонстрации, не запросив сЕшчала ( о, дерзновенные. Центрального комитета Бунда на обращение к еврейской нации, которые успокаивали торговцев, говоря ( см. № 45 Искры): не бойтесь, не бойтесь, это вам не Кишинев, мы совсем другого хотим, среди нас нет ни жидов, пи русских, мы все рабочие, всем нам одинаково тяжело. Пусть подумают товарищи из Бунда над этими словами, если еще не поздно, пусть хорошенько подумают о том, куда они идут.  [12]

Именно к этому и подходит вплотную § 2 устава, дарующий Бунду монополию на представительство еврейского пролетариата. Бунд входит в партию, гласит этот параграф, в качестве его ( еврейского пролетариата) единственного ( курсив наш) представителя. Никакими районными рамками деятельность Бунда и организация Бунда не должна быть ограничена. Как бы мало ни было в данной местности еврейских рабочих, как бы далеко ни была расположена эта местность от центров бундовской организации, - никакая часть партии, даже Центральный Комитет партии не смеет обращаться к еврейскому пролетариату без согласия Центрального комитета Бунда. Не верится, чтобы такое предложение могло быть сделано, - до того чудовищно это требование монополии, особенно при наших русских условиях, - но § § 2 и 8 ( примечания) проекта устава не оставляют места никаким сомнениям. Желание Бунда отойти еще дальше от русских товарищей сквозит не только в каждом пункте проекта, оно выражено и в других резолюциях съезда.  [13]

Мартова, жившего в ссылке в Туруханске, ЦК Бунда обратился к находившемуся в ссылке В. И. Ленину с предложением редактирования, а потом сотрудничества в Рабочей Газете, на что и получил согласие Ленина. Написанные Лениным и посланные для № 3 Рабочей Газеты статьи остались неизданными. Вот как об этом рассказывает сам Ленин в работе Что делать. Центральный комитет Бунда через посредство одного провинциального городка обращается к одному из членов Искры ( Ленину. Рабочей Газеты и получает, конечно, согласие. Предложение затем изменяется: предлагают сотрудничество, ввиду новой комбинации с редакцией. И на это получается, разумеется, согласие.  [14]

Инициаторы совещания пригласили Бунд 1) письмом в ЦК Бунда и 2) лично, через Виленский комитет. Письмо не было получено ЦК Бунда, а личное приглашение было передано Ви-левскому комитету уже после совещания. В переговорах с делегатом представитель ЦК Бунда заявил, что Бунд не откажется принять участие в Организационном комитете и что его отсутствие может быть заменено до некоторой степени участием в редактировании извещения и в подписи под ним. Делегат Организационного комитета, согласившись на это, немедленно отправил письмо о том, чтобы печатание или распространение извещения Организационного комитета было задержано и чтобы оригинал его был представлен ЦК Бунда для подписи, если обстоятельства позволят. К сожалению, это тоже не могло быть исполнено, так как еще раньше некоторым комитетам случайно уже были доставлены печатные экземпляры извещения. Центральному комитету Бунда было отправлено об этом письмо, но, как оказалось впоследствии, оно также не было получено.  [15]



Страницы:      1    2